Кумыс Саксагыр, православный писатель (adolfych) wrote,
Кумыс Саксагыр, православный писатель
adolfych

Categories:

как сейчас принято писать рецензии (у мудаков)

Владимир "Адольфыч" Нестеренко "Проходимцы"

Конечно же, все мы (кто читает ЖЖ блогера по имени adolfych) ждали новой книги Владимира Нестеренко. Потому что Адольфыч — он такой, он бестрепетный контркультурщик. 20 лет тому назад я обмирал, когда мне в руки попадали нумера легендарного самиздатского журнала «Гучномовец», где Адольфыч — тогда еще под фамилией Шамрай — давал прос..ться украинскому року. Потом он, как гласит его апокрифическая биография (а Адольфыч любит сочинять про себя истории, он даже в «Школу злословия» пришел, замотав лицо полотенцем), автор стал «братком», и даже, вроде бы, отсидел в тюрьме. Зато когда он вышел, он якобы увидел фильм «Бумер», произнес с интонацией Сталина «нэ так все было, совсэм нэ так» - и написал «Чужую», про бандитов-братков-гопников 90-х. Типа такой gonzo style, глазами одного из участников. В 2006 году «Чужую» выпустило издательство Ad Marginem, тоже те еще контркультурщики, потом на основе этой хулиганской прозы Первый канал сделал так себе фильм. Потом была следующая книга - «Огненное погребение», на порядок хуже «Чужой», как будто писал другой человек. Теперь - «Проходимцы». Это я как бы восстанавливаю канву событий, чтобы было понятно, что Адольфыча как автора «Чужой» и рок-журналиста я очень люблю. Ибо теперь придется говорить не очень приятные вещи.


«Проходимцы» написаны, как и «Чужая», в форме сценария. С ремарками «пошел», «упал», «нырнул». «Чужая» было понятно почему так написана. Там сюжет свинчен настолько плотно, а события скачут таким галопом, что не до пространных авторских отступлений половина персонажей вообще не успеет слова сказать, как их уже поубивают. Но там и фон соответствующий: бандитские войны, не хочешь быть быстрым — будешь мертвым. Черт побери, я теперь понимаю, что экранизация «Чужой» должна была бы быть раза в два короче, слишком плотный, скоростной, как автоматная очередь веером, текст

Половину рецензии на литературное произведение следует посвятить пересказу (желательно ироничному) предполагаемой биографии автора, дать оценку его творческим успехам и неудачам, показать личную заинтересованность и ознакомленность рецензента с мотивами, движущими автором. Следует быть свободным в терминологии, те, кто знают, что как называется - рецензий не читают, а кто не знает - да и хуй с ними.

По существу: никакого "Гучномовця" рецензенту в руки не попадало, это был чуть-ли не машинописный унылый фанзин, изредка перепечатывавший какие - то мои статьи из другого фанзина, повеселее.
Разумеется, под фамилией Шамрай ничего моего там не было и быть не могло.
Лицо на "Школе злословия" я прикрыл не полотенцем, а футболкой с Ктулху, это видно невооруженным глазом, если у зрителя не было в жизни неприятного события до просмотра, а именно - если он не ебался в шары, или в эти самые подслеповатые шары ему не нассали злые "братки".
"Огненное погребение" написано лучше "Чужой", впрочем, не буду погружаться - кому интересно, может почитать и сравнить.
Просто "Чужая" - это книга молодости, а ОПГ - начала старости, соответственно и драйв там совсем разный, кокаин против героина.
Gonzo - стиль это рассказ о событиях от лица участника, по крайней мере, так принято считать. От чьего лица написана "Чужая" - не вполне понятно, может быть, это заметки Рашпиля с того света, дедушке в порядке исключения, как сильноблатному, выдали перо и он, макая его то в кровь, то в смолу, набросал вкратце историю своего падения.

И "Чужая" и "ОПГ" и "Проходимцы" изначально написаны, как сценарии, и, вы не поверите, проданы заказчикам как сценарии - а публикации на бумаге и в сети - это уже бонус для читателя, добрая воля автора и издателей. Других причин в избрании такой формы повествования - нет.


Но на дворе другие времена. И выжившие бандиты 90-х стали предпринимателями «нулевых». И что-то с ними явно произошло. «Проходимцы» - это как несколько малосимпатичных персонажей дерутся за участок земли на берегу озера, где они решили построить свои виллы. Среди соискателей есть бывшие бандиты, есть бандиты действующие с мультяшными кличками Кубик и Букварь, есть, как водится, еврей-выжига, есть «силовик», начальник местного УВД, есть чиновник — главврач санэпидстанции. Неподалеку стоит заводик, выпускающий соль — отходы производства заводик спускает в озеро, отчего оно из пресного становится соленым, одним участникам дачного кооператива это нравится, другим нет. Вообще же все друг друга подставляют, подкупают, разводят, стараясь отхомячить себе землицы побольше да получше. Это у них теперь такой типа бизнес.

Это как бы сатира на современные нравы большого бизнеса. Сюжет с дачным кооперативом намекает читателю на историю с легендарным кооперативом «Озеро», взаимоотношения между бандитами, бизнесменами и чиновниками мягко подсказывают нужные выводы — вот как «у них» там теперь делаются дела, у богатых буратин. При этом у меня сильное впечатление, что сам Адольфыч в процессе написания текста пережил строительство дачи (много специфических знаний и сведений, которые где попало не почерпнешь). Может, даже строительство дачи и стало главным творческим импульсом, чтобы написать «Проходимцев». Написать — и вывести на чистую воду жуликоватое правление, туповатых соседей и вороватых партнеров. И предложить сценарий Первому каналу, нехай снимут сериал.

Вот только в то, что Адольфыч-Нестеренко видел хотя бы одного крупного делягу, а не придумал их целиком из головы, я не верю. Какие-то карикатурные картонные евреи-бандиты-чиновники, которых можно наловить в любом сериале «из российской жизни» на том же Первом канале. А что, если Адольфыч именно эти сериалы и смотрел при создании своего произведения? Ну, еще советский фильм «Гараж» мог послужить источником знаний. И обида на соседей по даче, нечестных и нечутких людей. Но мне-то это на фига?


Не следует вникать в существо произведения, и ни в коем случае не допускать обобщений. Если перед глазами смешанный лес, следует описывать деревья, если лиственный - описывать деревья, ну а если хвойный - то сам Бог велел описывать ель или сосну, на одной сидит мать, а на другой - прокурор, какое пилить будешь?. Разумеется, следует попенять автору на карикатурность персонажей, вот, например, М.Е. Салтыков - Щедрин в своем весьма спорном краеведческом произведении "История одного города" (споры идут, в основном, о том, историю какого города он описал - Рязани или Твери) вывел градоначальника с фаршированной головой, разве такое бывает? Следует смело указывать источники вдохновения автора, и цели написания произведения - например, экранизовать его и заработать денег. Заканчивайте рецензию вопросом, не требующем ответа.

По существу: Выживших бандитов среди героев - двое, действительно, с мультяшными кличками Букварь и Кубик, раньше их звали Пат и Паташон, а ещё раньше - Джулико Бандитто и Де Воро Гангстеритто, а совсем в незапамятные времена - Алонсо Кихано и Панса Санчо. Выжига - еврей присутствует, правда, он не один выжига и не один еврей, фактически - они там все, всё как в жизни. Там одних хачей три породы.
Проходимцы вовсе не сатира на "богатых", это сатира на нас, на простых граждан, воспитанных в жульничестве, и неспособных ничего сделать без того, чтобы не обмануть ближнего, или хотя бы не попытаться.
Про строительство мною дачи - смелая догадка, но допустимая, вдруг я и в самом деле решил построить дачу, в противном случае откуда бы писателю знать что - нибудь про цемент, аэропорт, универмаг или о директоре Прончатове. А вот допущение, что я вдохновляюсь сериалами или "Гаражом" Рязанова, или хочу таким образом "вывести на чистую воду" кого - либо - недопустимые. Много чести, православные, вдохновляться.

Впрочем, рецензент так пишет о многих

Вот о писателе Козлове (для которого настроили переходов а он все поверху скачет)

"Похоже, при написании романа Владимир Козлов вдохновлялся перестроечно-чернушными советскими фильмами. Во всяком случае, некоторые фрагменты буквально списаны оттуда. Сцена секса взята из «Меня зовут Арлекино», оттуда же и эпизод, где гопники поймали и остригли залетного хиппи (у Козлова, правда, это «металлист»). Папаша-работяга — явно персонаж из «Маленькой Веры», а фразочки гопников напоминают не то «Аварию-дочь мента» не то «Забавы молодых». И на всем этом лежит отблеск вторичности, фальщи, какого-то удивительного местечкового простодушия. Не бестселлер, и не будет им никогда.

А вот - о писателе Беседине (не читал)

"В сущности, развернутое сочинение по мотивам известной песни группы «Алиса»: «А на кресте не спекается кровь, и звезды так и не смогли заржаветь, и как эпилог все та же любовь, а как пролог все та же смерть». Группа «Алиса» упомянута тут неслучайно".

Один великий поляк говорил - если кто то врет (или несет хуйню) - не следует ему мешать, даже по тому, о чем он и как врет, можно составить адекватное представление о субьекте.

В данном случае рецензент - хамоватый лох, застрявший в советском кино, по выражению героя романа Пелевина неактуальный пидорас, неспособный сделать вывод, что если что - то у разных авторов похоже, то не всегда один автор вдохновлялся другим, возможно, жизнь, общественные отношения, отраженная авторами - не сильно отличается.
Также можно отметить, что у рецензента в далекой Твери показывают не все программы, в короткой рецензии он несколько раз упоминает Первый канал.

Ну и в заключение - отвечу на риторический вопрос " Но мне-то это на фига? "

Да тебе это нафига, невежа, затем, что тебе за это деньги платят, за каждую рецензию, чтобы ты, свинья, вникал, а ты хуйню пишешь, да ещё и в хамском тоне.
Деньги, конечно, мизерные, но как по мне - тебе переплачивают, чепушила.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 54 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →