December 26th, 2010

durak

(no subject)

сколько же у меня в ленте говна

начинаю чистку

если вас вычистили - значит вы говно
durak

пример т.н. Православной беседы от первоисточника, афонского монаха Афанасия

Приехав к нему домой, застали там, кроме самого Квачкова и его жены, еще нескольких человек, среди которых, как впоследствии выяснилось по фотографиям, был и Екишев. (Никого из присутствующих Квачков нам почему-то не представил. Но, с виду, все наподбор жиды.)
     Сразу почувствовалось какое-то напряжение, которое не прекратилось, как это обычно бывает, за столом, за который мы сразу же и сели. На нас совсем не обращали внимания, с показной серьезностью обсуждая какие-то свои важные дела. Чувствовалось, что здесь играют в штаб Смольного 17-го года и этим стараются произвести на нас впечатление. (Квачков заочно знал меня и мое негативное отношение к его ближайшим «соратникам» — семье Мироновых.)
     Все это выглядело странным, так как мы были приглашены для знакомства и беседы, стол, по всей видимости, накрыт был специально для нас, а о нас как-будто совсем забыли. Я молчал, ожидая когда со мной заговорят. Наконец, Квачков спросил у меня:
     — Ну а чем вы там занимаетесь на Афоне?
     — Суета, — отвечаю,— стройка.
     И тут его понесло: «Все строите!.. Купола золотите!..» — и далее несколько минут «обличений» в этом же духе.
     Все это время я сидел молча, покуда не услышал: "А Патриарх ваш, вообще, пидарас!"
     — Стоп, — говорю, — неужели это правда? Вы-то человек спецслужб и не будете говорить так, не имея этому доказательств. Где они?
     — Какие доказательства. По нему, что и так не видно?
     — Ну ты, парень, — говорю, — совсем за буйки заплыл. А если мне кажется, что ты на пидора похож, можно мне об этом всем подряд говорить? Как ты смеешь свои такие домыслы о Святейшем Патриархе произносить вслух, не имея на это никаких доказательств?
     После чего был резкий разговор, продолжить его мы ушли в отдельную комнату. В результате, нервы Квачкова не выдержали, и он сказал буквально следующую фразу:
     — Ничего, придем к власти — на всех фонарях, попы, висеть будете.
     — Вот и показал Господь красное твое пузо — ответил я ему.
     Потом высказал выбежавшим на наш громкий разговор из кухни его еврейским соратникам, кто они есть... Посочувствовал смутившейся жене Квачкова, кажется Надежде, (единственной среди них русской, если не ошибаюсь), и посоветовал, спасения души ради, Квачкова бросать и бежать из этого кагала...
     Иорданские "ополченцы" и сам их предводитель такого не ожидали и стояли молча.
     После чего мы с моим спутником оделись и ушли. Правда, когда завязывал шнурки, напрягала мысль, чем глушить квачковскую овчарку, если натравит.
     И только после того, как захлопнули за собой дверь, из-за нее послышался визгливый квачковский крик: "Поп-толоконный лоб!".
     Хотел стукнуть по двери ногой, но, увидев спускавшуюся по лестнице женщину, сдержался. Монах все-таки...
     Вот такой был между нами «православно-патриотический» разговор.



а я всего лишь следую традициям своей Родины и веры